(01)
СТАТЬИ
Социальная сеть как отдельное образование характеризуется наличием ряда особенностей — по мнению А.С. Дужниковой[6]. Такими особенностями выступают возможности создания собственного индивидуализированного аккаунта, возможности взаимодействия с другими участниками социальных сетей, возможность реализации собственных социальных планов и идей, возможность обмена информацией и ресурсами, а также возможностями удовлетворения личных потребностей за счет накопления ресурсов.

По мнению Д. Бойда и Н. Эллисона социальную сеть можно рассматривать как веб-сервис, имеющий конкретную целевую направленность. В социальной сети её участники могут сформировать определенный общественный профиль. Веб-сервис обеспечивает возможности формирования групп пользователей, в отношении которых осуществляется дозирование и представление информации[19].

О.В. Клокова описывает социальную сеть как определенную виртуальную структуру, элементами, узлами которой выступают социальные объекты (отдельных людей, групп людей, сообществ). Также социальная сеть представляет собой совокупность связей между этими социальными объектами. Кроме всего прочего по мнению учёного социальную сеть можно рассматривать, как сообщество людей, которые объединены общими интересами, общим делом, а также имеющие другие основания для общения[10].
4. Креативность. Каждый пользователь в обозначенных рамках оказывается способным самовыражаться в пространстве социальных сетей, а также репрезентовать себя в виртуальной среде, к тому же оказывается способным выбирать произвольные средства по использованию собственного аккаунта в социальных сетях.

5. Анонимность. Несмотря на изменение государственной политики и все более жесткий контроль за содержанием в виртуальном пространстве, в настоящее время существуют широкие возможности для обеспечения конфиденциальности пребывания в виртуальной среде.

6. Хаотичность виртуального пространства социальных сетей. Современные социальные сети многообразны и комплексны, существует множество различных социальных сетей целевой и тематической направленности. Также можно отметить отсутствие четкой структуры, а также отсутствие жесткой иерархии в интернет-сообществе.

Что собой представляет зависимость от социальных сетей

Одной из характерных особенностей современной действительности можно рассматривать проникновение во все сферы жизни информационных технологий. Практически каждый человек ежедневно в той или иной степени сталкивается с коммуникацией и взаимодействием в виртуальном пространстве. Такого рода интеграция виртуального пространства, цифровых технологий и интернет-коммуникации не могут не сказаться на жизни современного человека.

Собственно психологические исследования социальных сетей в их современном виде были начаты с момента их появления. Имеется достаточно много отдельных определений социальных сетей. Например, по мнению Э.Н. Забарной и И.В. Куриленко социальные сети можно рассматривать как определенные сообщества людей. Основанием для сплочения могут выступать общие интересы, сходная деятельность, взгляды и установки относительно различных объектов. В целом, говоря о «социальной сети» предполагается объединение людей в рамках некоторой виртуальной платформы[7].
Е.Д. Патаркин, определял социальные сети как платформы, на базе которых участники могут устанавливать отношения друг с другом[13].

В настоящее время принято выделять специфические характеристики общения в виртуальном пространстве в целом и в социальных сетях — в частности. В ряду таких специфических характеристик выделяются[16]:

1. Виртуальность. Виртуальная действительность посредством использования различных техник и методов замещает реальную действительность.

2. Интерактивность. Социальные сети характеризуются множеством возможностей для непосредственного взаимодействия любого пользователя с виртуальным пространством, а также возможностью адаптации содержания под запросы конкретного человека.

3. Глобальность общения в социальных сетях. Современные информационные технологии позволяют каждому пользователю в определенных объемах контролировать и регулировать собственную активность и собственное пространство в социальных сетях.
По мнению Л.А. Биткова можно говорить о наличии таких особенностей социальных сетей, которые отличают от иных вариантов сообществ и коммуникативных пространств в сети Интернет, как возможность взаимодействия с различными социальными группами, основным средством функционирования социальных сетей выступает общение.

Также ученым отмечается, что характерными особенностями социальных сетей можно рассматривать как наличие достаточно четкой определенности и несистематизированности процесса общения, достаточно четкое направление информации и принятие ролей в общении. Л.А. Битков отмечает, что социальные сети характеризует групповой характер общения, а также мозаичный, конфиденциальный и случайный характер аудитории социальных сетей[2].

По мнению А.В. Ковалевой и М.А. Мартыновой социальные сети характеризуются такими особенностями как[11]:

1. Широкая аудитория, потенциально воспринимающая сообщения пользователя.

2. Компенсация реальных возможностей человека стремлением к нетипичному поведению.

3. Высокая функциональность коммуникации в социальных сетях, то есть посредством транслируемой информации возможным оказываться вызвать определенные мотивы, эмоции, а также создать определенные потребности.

4. Трудности функционирования эмоционального компонента общения.
Помимо собственно положительных и условно положительных эффектов, отдельными исследователями отмечается также и негативные влияния социальных сетей на человека. Например, С.А. Сашенков отмечал, что в социальных сетях может быть представлена информация, которая имеет негативную окраску и имеющая выраженные риски для психологического благополучия. Также социальные сети могут рассматриваться как пространства, в которых могут быть организованы сообщества с антисоциальной направленностью, а также может быть организована целенаправленная травля и противозаконное использование личной информации[42]. Особое значение имеет в данном контексте проблема зависимости от социальных сетей. В работе Н.В. Батуриной и О.А. Зацепиной отмечается, что социальные сети, в частности Instagram, существенным образом сказываются на отношении женщин к собственному телу, в частности, в плане ориентации на внешность[1].

Addiction в переводе с английского обозначает «болезненное пристрастие». Данное понятие соотносимо с понятием «зависимое поведение» так как отражает его специфику и содержание. Понятие аддиктивного поведения используется как синоним для понятия «зависимое поведение» [16]. Е.П. Ильиным аддиктивное поведение рассматривается как поведение, которое обуславливается наличием вредной зависимости, привычкой, которая существенным образом сказывается на жизнедеятельности человека и на его поведении. Аддиктивное поведение по мнению Е.П. Ильина наиболее характерно для молодежи: подростков и юношей[9].
Большинство исследователей, обращаясь к анализу специфики аддиктивного поведения, склонны рассматривать его как вариант деструктивного поведения. В этом смысле деструктивность выражается в наличии потенциального вреда как в отношение самого человека, так и в отношении той социальной среды, субъектом которой является человек. По мнению Л.В. Куликова зависимое поведение это прежде всего рискованное поведение. Рискованное поведение характеризуется наличием в себе высокого уровня опасности, которая может привести к нарушению функционирования структуры личности, соматического и психического здоровья вплоть до смерти[12].

С.Ф. Смагин считает, что аддиктивное поведение выражается в направленности человека на уход от реального мира посредством изменения собственного психического состояния с помощью использования фармакологических и нефармакологических средств. Фармакологические аддиктивные агенты представлены различными веществами, которые изменяют психику, тогда как нефармакологические включают в себя различные варианты концентрации на активностях и предметах, которые обуславливают возникновение у человека определенных положительных эмоций и чувств. Специфика аддиктивного агента в том, что он имеет высокую субъективную привлекательность и достижение которого также имеет высокую значимость[15].

По мнению С.Ф. Смагина, характеризуя социальные сети как фактор формирования зависимого поведения, можно говорить о наличии ряда специфических свойств — особенностей[15]. В первую очередь ученый отмечает возможность анонимной коммуникации в виртуальном пространстве социальных сетей. Здесь человек может реализовывать собственные фантазии, получая при этом обратную связь. Также социальные связи дают практически неограниченные возможности для поиска собеседника без возрастных, половых и социальных ограничений с одной стороны, тогда как с другой стороны, отсутствует необходимость в удержании внимания субъекта коммуникативного процесса. Данное обстоятельство предполагает возможность получения определенного опыта социального взаимодействия, определенного статуса в виртуальном пространстве при отсутствии ограничений доступа к информации и возможностей ее получения[15].

В социальных сетях возможно удовлетворить практически все потребности человека, выделенные А. Маслоу. Так, удовлетворение физиологических потребностей возможно с помощью реализации виртуальных романов. Потребность в безопасности удовлетворяется фактической анонимностью человека. Потребность в принадлежности удовлетворяется посредством возможностей вступления в социальные группы по интересам. Потребности в уважении и любви также удовлетворяется посредством вступления в социальные группы по интересам. Возможности для самоактуализации человека возможны также посредством пребывания в виртуальном пространстве и получения человеком адекватной обратной связи. Все обозначенные особенности социальных сетей, как аддиктивного агента, в той или иной степени способствуют формированию зависимого поведения[4].

При рассмотрении специфики зависимости от социальных сетей, немаловажное значение имеет также классификация свойств и особенностей зависимого от виртуального пространства поведения, которая была предложена К. Янг[18]:

1. Компьютерная зависимость является таким вариантом аддиктивного поведения, в рамках которого человек испытывает непреодолимое желание взаимодействия с компьютером в форме игровой деятельности, программирования, а также иных вариантов активности.

2. Компульсивное пребывание в социальных сетях как вариант зависимости предполагает поиск информации, ее систематизация, причем факты могут не иметь никакой реальной пользы для жизнедеятельности человека или его реальной жизни.

3. Перегруженность информацией. Данный вариант зависимого поведения предполагает ориентированность на участие в различных вариантах азартных игр, аукционов и покупок.

4. Киберкоммуникативная зависимость характеризуется избыточным взаимодействием человека в виртуальном пространстве социальных сетей, на форумах, в конференциях. Данный вариант зависимого поведения способствует утрате реальных социальных контактов, а также минимизации общения с близкими в реальном пространстве людьми и родственниками.

5. Киберсексуальная зависимость является вариантом зависимого поведения, которая характеризуется поиском материала сексуального и порнографического характера в виртуальном пространстве, участием в обсуждении такого рода материалов[4].
Характеризуя зависимость от виртуального пространства, И. Голдбергом было выделены три отдельных критерия зависимого поведения:

1) количество времени, которое человек проводит в виртуальном пространстве; с ростом зависимости время пребывания в сети увеличивается;

2) снижение эффекта удовлетворения от пребывания в социальных сетях с течением времени;

3) возникновение негативных состояний и реакций, которое характеризуется снижением самочувствия, проявлением агрессивных реакций и раздражительности при ограничении возможностей пребывания в виртуальном пространстве.

Зависимое поведение формируется в течение определенного периода времени — это может быть период от нескольких дней до месяца. Зависимое поведение может характеризоваться рядом признаков и особенностей — наличием повышенной тревожности, двигательным и эмоциональным возбуждением, а также наличием навязчивых мыслей. В качестве двигательных реакций, сопровождающих подобный вариант зависимости, можно отметить произвольные или непроизвольные движения, имитирующие движения пальцев по клавиатуре при наборе текста[4].

Выделенные признаки зависимости от пребывания в виртуальном пространстве справедливы и для зависимости от социальных сетей. Помимо обозначенных характеристик, можно также говорить и о так называемом «синдроме отказа», который возникает при вынужденном ограничении пребывания в виртуальном пространстве. Данный синдром достаточно существенно отличается от аналогичного у лиц с алкогольной или никотиновой зависимостью, прежде всего по тяжести переживаний. У лиц, зависимых от интернета, «синдром отказа» имеет меньшую болезненность и в целом протекает существенно легче. Следует отметить, что данный синдром все же оказывает существенное влияние на жизнедеятельность человека, его поведенческую активность и социальное взаимодействие[5].

М. Орзаком отмечалось, что зависимое от пребывания в виртуальном пространстве поведение характеризуется наличием комплекса психологических и физических симптомов. В качестве психологических симптомов можно рассматривать положительные эмоции, отсутствие стремления прекратить деятельность, увеличение времени пребывания в виртуальном пространстве, существенное снижение внимания к прошлым видам активности, отсутствие коммуникации с членами семьи. Зависимое поведение также характеризует наличие чувства раздражения, ненужности, которые возникают в процессе любой другой активности, не связанной с пребыванием в виртуальной среде. Также лиц с такой зависимостью характеризует существенное снижение результативности учебной и профессиональной деятельности.
Физические симптомы зависимости от социальных сетей обуславливаются необходимостью длительного пребывания в виртуальном пространстве. В ряду таких симптомов можно отметить возникновение «туннельного синдрома» в кистях рук, сухость в глазах, возникновение головных болей и болей в спине, существенные изменения режима труда и отдыха, режима питания и сна, пренебрежение личной гигиеной. Такого рода изменения обуславливаются полной ориентированностью человека на пребывание в виртуальном пространстве, когда любые другие варианты активности рассматриваются как имеющие низкую значимость и не обязательные для выполнения.

В работе В.Д. Сабирова и Е.Г. Корнильцевой отмечается, что специфической особенностью зависимости от социальных сетей выступает то, что такая аддикция имеет высокий уровень динамичности. Так, сначала имеет место развивающий интерес, который сменяется активным погружением в виртуальную среду. В дальнейшем такого рода погружение полностью перестраивается в патологическую зависимость[14].
В целом, можно говорить о том, что в настоящее время социальные сети обозначили тенденции развития интернета в сторону интеграции сервисов различной направленности в единые, многопользовательские веб-платформы. Социальные сети в настоящее время обеспечивают возможности не только для общения, но также обмена информации, досуга, отдыха, творческой самореализации и интеграции людей для достижения некоторой общей цели. Зависимость от социальных сетей — существенное нарушение нормального функционирования человека, обусловленного чрезмерной вовлеченностью человека в деятельность, непосредственным образом связанной с пребыванием в виртуальном пространстве социальных сетей[8]. Данный вариант зависимого поведения является неконтролируемым и проявляется в чрезмерном использовании социальных медиа, несет существенные негативные последствия как для социальных, так и для личных и профессиональных функций человека.
Список литературы:

1. Батурина Н.В., Зацепина О.А. Влияние социальной сети Instagram на восприятие образа тела у молодых женщин //Общество: социология, психология, педагогика. 2021. №7. С.57–61

2. Битков Л. А. Социальные сети: между массовой коммуникацией и межличностным общением // Вестн. Челябинского гос. ун-та. 2012. №28 (282). С.36–38.

3. Водопьянова, Н. Е. Психодиагностика стресса / Н.Е. Водопьянова. — СПб.: Питер, 2009. С.336.

4. Войскунский А.Е. Киберпсихология и ее современные проблемы / А.Е. Войскунский, Н.В. Богачева Социальный компьютинг: основы, технологии развития, социально-гуманитарные эффекты (IISC-12) : материалы Первой междунар. конф.: сб. ст. и тез. М., 2012. С.76-81.

5. Друзин, В.Н. Педагогическая профилактики игровой компьютерной аддикции подростков: дис. . канд. пед. наук: 13.00.01 / В.Н. Друзин. — Ярославль, 2010. С.254.

6. Дужникова А. С. Социальные сети: современные тенденции и типы пользования // Мониторинг общественного мнения. 2010. №5 (99). С.238–251.

7. Забарная Э. Н., Куриленко И. В. Социальный медиа-маркетинг (на примере системы образования) // Вестн. Волынского института экономики и менеджмента. 2012. № 5. С.74–82.

8. Зотова Д.В., Розанов В.А. Патологическое использование и зависимость от социальных сетей — анализ с позиций феноменологии аддиктивного поведения // Вестник СПбГУ. Психология. 2020. Т. 10. Вып. 2 С.158-183.

9. Ильин, Е.П. Психофизиология состояний человека /Е.П. Ильин. — СПб.: Питер : Питер принт, 2015. С.411.

10. Клокова, О. В. Роль социальных сетей в жизни студентов / О. В. Клокова // Форум молодых ученых. 2020. №6(46). C.301-304.


11. Коротаева, Т. В. Зависимость от социальных сетей как проблема молодежи / Т. В. Коротаева // Известия Института систем управления СГЭУ. 2020. №1(21). С.11-13.

12. Куликов, Л. В. Психогигиена личности. Вопросы психологической устойчивости и психопрофилактики: учеб. пособие / Л. В. Куликов. СПб.: Питер, 2004. С.464.

13. Патаракин Е. Д. Педагогический дизайн социальной сети Scratch //Образовательные технологии и общество. 2018, №3, C.102-109.

14. Сабиров В.Д., Корнильцева Е.Г. Зависимость от социальных сетей среди молодежи // Культурный код в эпоху глобализации: цифровизация общества и образования : сборник материалов Всероссийской (с Международным участием) научно-практической конференции (Екатеринбург, 10–14 марта 2020 г.). — Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2020. С.302-306.

15. Смагин, С Аддиктивное поведение / С Смагин // Нева. 2006. №1. С15-19.

16. Сергодеев В. А. Сетевые интернет-сообщества: сущность и социокультурные характеристики // Вестн. Адыгейского гос. университета. Сер.: Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология. 2013. №1. С.122–127.

17. Тагинцева Т.Е. Влияние социальных сетей на человека // Современная наука: актуальные проблемы и пути их решения. 2016. №10. С.129-130.

18. Янг, К. С Диагноз — интернет-зависимость / К. С Янг // Мир Интернет. 2000. — №2. С.24-29.

19. Boyd D. M., Ellison N. B. Social network sites: Definition, history, and scholarship. Journal of Computer-Mediated Communication, 2007. Vol.13, no.1, pp.210–230.


Нехимические варианты и формы зависимого поведения человека в большей степени связаны с так называемым «защитным поведением». Иными словами, «уход в нехимическую зависимость» — это ответ на негативные условия жизни, на жизненные проблемы и конфликты. В таком случае, зависимое поведение носит скорее ритуальный характер, в рамках которого формируются достаточно жесткие модели и формы поведения человека[3].

Если рассматривать зависимое поведение как такое, которое направлено на уход от реальности с ее проблемами и трудностями посредством изменения психического состояния, то можно говорить о том, что зависимость от общения в социальных сетях выступает как место, в рамках которого человек компенсирует недостаток общения, самовыражения и проявления положительных эмоций. Виртуальное пространство социальных сетей при этом выступает как аддиктивный агент, существенным образом изменяя психическое состояние человека[15].

Зависимое от социальных сетей поведение очевидно является вариантом нехимической зависимости. Достаточно близким по своей специфике зависимость от социальных сетей можно отнести к интернет-зависимости. Данные обстоятельства обуславливаются общностью пространства формирования зависимости в связи с чем, по мнению Т.К. Тагинцевой, рассмотрение зависимости от социальных сетей возможно с применением тех же критериев и характеристик, которые типичны для интернет-зависимости[17].
(02)
ЭТО ИНТЕРЕСНО